Бесплатная юридическая консультация
Попали в сложную ситуацию, где требуется квалифицированная помощь юриста? Обратитесь к нашим экспертам, это абсолютно бесплатно и конфиденциально
Москва и область
Санкт-Петербург
Главная - Статьи - Справедливость как ценность права философия права

Справедливость как ценность права философия права


справедливость как ценность права философия права

В этих случаях право и мораль взаимо­действуют друг с другом как взаимодополняющие ценности.

Таким образом, по вопросу взаимодействия морали и права можно сформулировать следующие положения. Во-первых, с точки зрения общей сложившейся системы ценностей в совре­менном обществе право должно отвечать абсолютным, формаль­ным, всечеловеческим ценностям. Во-вторых, мораль и право — это две универсально значи­мые ценностно-нормативные системы общества, занимающие от­носительно самостоятельные ниши в жизни общества. Такая характеристика связи морали и права базируется на представлении о том, что право является продуктом естественно­го развития социума, оно не привносится извне и не навязывает­ся обществу властью. Возникновение и развитие права подчине­но тем же общим закономерностям, что и развитие общественной морали.


Инфоinfo
В настоящее время общемировая практика показывает, что с закономерным явлением развития права, его все большего влияния на все сферы жизнедеятельности человека и общества, основной правоприменитель – суд все дальше идет от результата справедливого к результату законному. Здесь порой не имеет значения насколько справедлив закон, главное, чтобы поведение людей ему соответствовало. Это оправдывается тем, что вынесение судом решений по справедливости, а не на основании закона привело бы к массовому нарушению прав человека, к анархии в отношениях между людьми.

Конкретный индивид в такой ситуации лишился бы ориентиров поведения ввиду противоречивой судебной практики. Связано это с тем, что понятие справедливости достаточно субъективно и решение естественное для одного человека совершенно абсурдно для другого, как раз ввиду того, что у них различные базовые ценности.

Справедливость как ценность права философия права


Вниманиеattention
Справедливость» (1994 г.): а) справедливость имеет природу моральной обязанности; б) ближе всего она находится к обязанностям, которые признаются добровольно и стоят выше простого принуждения; в) ее мера заключается в дистрибутивной пользе – справедливым является полезное каждому человеку[25] [26]. И как полагает Гусейнов, общую справедливость «можно определить как… последнюю нравственно-апелляционную инстанцию в общественных делах. Справедливость придает легитимность общественным действиям и формам жизни.

Она совпадает с нравственностью в ее проекции на социальную сферу. Общая справедливость отвечает на вопрос о предназначении и смысле совместного, объединенного, социальноупорядоченного существования в обществе и государстве».
Как отмечает Суровягин, именно таковы принципы любой взаимной вежливости, взаимной честности, взаимной благожелательности[21]. И там, где возникает нарушение этой взаимности или равенства, там естественно, т.е. причинно-следственно или рационально необходимо, появляется чувство несправедливости – желание восстановить равенство и самая искренняя благожелательность заменяется мщением, наказанием, осуждением.

Подобную справедливость нельзя считать полностью морально нейтральной, поскольку в любом случае первичный импульс к ее утверждению есть стремление к некоему должному порядку и устройству человеческих отношений. Но сведение такого порядка к идее равенства выгод и воздаяний не позволяет в то же время приписать ей чисто моральный статус.

  • [16]
    Важноimportant
    См.: Иконникова Г.И., Ляшенко В.П. Философия права. С. 226.
  • [17] 6(1 См. об этом: Гусейнов А. А. Великие моралисты. М., 1995.
  • [18] См.: Суровягин С.П. Нравственная целостность личности. Чувство добра. Тюмень.

1994.
  • [19] Цит. по: Суровягин С.П. Указ. соч. С. 58.
  • [20] Там же. С. 64.
  • [21] Там же.
  • [22] Гусейнов. А.А. Справедливость. С. 458.
  • [23] См. об этом: Арендаренко А.
    Социальная справедливость как регулятор общественныхотношений// Закон и право. 2007. № 10. С. 29-30.
  • [24] Соловьев В.С. Определение права в его связи с нравственностью // Власть и право. Изистории русской правовой мысли. Л., 1990. С. 101
  • [25] ft!i Данильян О.Г.
    Философия права. М., 2005. С. 271.
  • [26] Гусейнов А.А. Справедливость. С. 458.
  • [27] См.: Прокофьев А.В.
  • Право­мерность и нравственность поведения человека оценивались од­ной общей мерой «дике» — правом-справедливостью.

    Ценность права отождествлялась с его огромным нравствен­ным значением, проявляющимся в необходимости «хороших» законов, «справедливых» правителей, «правильных» форм правления. Пифагорейцы, например, считали законопослушание высокой добродетелью, а Сократ характеризовал его как непрере­каемый долг гражданина. Платон ставил «умеренное пользование свободой» (то есть право) в качественную зависимость от того, «есть ли в душе доб­родетели», а Аристотель подчеркивал, что «человек, живущий вне закона и права, — наихудший из всех».
    Таким образом, свойственное античности нормативное различие права и морали еще не означало их автономности и дифференцированности в ка­честве различных ценностных систем.

    Средние века стали новым этапом во взаимоотношениях мо­рали и права.

    Киев.: 1994.

    Лосский Н.О. Свобода воли и марксистский детерминизм. – М.: 1991.

    Нерсесянц В. С. Философия права. – М.: 1998 О свободе // Антология западноевропейской классической либеральной мысли. – М.: 1995.

    Сартр Ж. П. Экзистенциализм – это гуманизм // Сумерки богов. – М.: 1989.

    Фромм Э.

    Бегство от свободы. – М.: 1990.

    Вопросы:1. Справедливость как основная правовая ценность.

    Проблема справедливости всегда интересовала философов. Само понятие справедливость является категорией морально-правового сознания.
    На раннем этапе развития человеческого общества под справедливостью понимали право обязательного возмездия за деяние, наносившее вред племени, т.е. «право мести».

    В латинском языке понятие справедливость обозначается, словом justitia.В глазах древних справедливость выступала как мера, закон и принцип.

    Возможно ли иное понимание справедливости, при котором данная категория имела бы всецело нравственное значение? Другими словами, исчерпывается ли справедливость рассудочной идеей равенства?

    В современном социально-гуманитарном знании (но не в практике) сложилась следующая формула справедливости в плане равенства. Справедливо равенство в распределении прав и обязанностей и, соответственно, доступности справедливости всем людям. Справедливо и разумное неравенство, но в распределении благ.

    Эти проблемы требуют постоянного теоретического дискурса. Как отмечает Гусейнов, «Для построения теории справедливости существенно признание того, что индивиды рассматриваются в аспекте совместной жизни как взаимно нуждающиеся друг в друге и потому равные между собой…

    Чичерина, подчинение права нравственно­сти (как части целому) было бы равносильно признанию необхо­димости введения морали принудительными мерами, уничтоже­нию как нравственности, так и права.

    Проблематика дискуссий о взаимоотношении права и мора­ли, которые были особенно популярны в России в XIX веке, не потеряла актуальности и по сей день.

    Наиболее полно общность ценностных оснований морали и права воплощается в этико-правовых конструкциях прав человека. Она же проявляется в фактическом совпадении некоторых право­вых и моральных норм, которые таким совместным «дублирую­щим» регулированием подчеркивают особую значимость защищае­мых ценностей. К ним относятся прежде всего ценности жизни, свободы, собственности.

    Тем не менее такой анализ необходим, поскольку помогает выявить сущностные черты права.<5 Чистое учение о праве Ганса Кельзена. Вып. 1. М.: АН СССР ИНИОН, 1987. С. 49. <6 Нерсесянц В.С. Философия права. М., 2008. С. 764.

    Право в его естественном понимании в конечном итоге сливается с понятием справедливости: где есть право, есть и справедливость.
    Тем не менее этот факт не исчерпывает дискуссию на тему справедливости права ни с точки зрения научной, ни с точки зрения практической значимости.

    Справедливость выражает идеал всего человечества, и, очевидно, поэтому проблема справедливости является притягательной во все времена <7. Изучая проблему справедливости, современные ученые, как правило, в первую очередь обращаются к трудам Аристотеля. Как известно, Аристотель сводил понятие справедливости к двум ее видам: справедливости уравнивающей и распределяющей.

    В триаде ступеней развития личности: «абстрактное право – мораль – нравственность» – сущностью права немецкий философ полагает справедливость, заповедь которой гласит: «будь лицом и уважай других в качестве лиц», так как в личности разные лица равны между собой. Третий вид, в котором справедливость сводится к нравственности, автор раскрывает в воззрениях Дж. Милля. Справедливость у него «есть не что иное, как естественное чувство мести, морализи^овавшее- ся через принятие в себя требований общественного блага»[19]. Всеобъемлющее чувство симпатии и разумный эгоизм прекращают, по Миллю, «скотское желание мести» в нравственное чувство.

    Из перечисленных выше примеров взаимосвязи справедливости и нравственности вырисовывается проблема – относится ли справедливость к нравственной категории и какова роль понятия равенства в решении этого вопроса.

    Поэтому справедливость требует, чтобы правовые нормы сохраняли в своих требованиях соразмерность действительным свойствам и деяниям людей .

    Справедливость требует, – считал Ильин, – чтобы право поддерживало равенство и равновесие между людьми, поскольку это необходимо для того, чтобы каждый мог вести достойное существование… Если люди различны по своим реальным свойствам, то они равны по своему человеческому достоинству. Поэтому справедливое право не поддерживает естественное неравенство людей, если от этого может пострадать их духовное равенство. Справедливое право есть право, которое верно разрешает столкновение между естественным

    неравенством и духовным равенством людей, учитывая первое, но от- правляясь всегда от последнего .

    Ильин признавал наличие противоречия между неравенством людей и необходимостью поддержания их равенства в праве.

    Здесь считаем необходимым сделать одно пояснение. Справедливость, соизмеряющая усилия с вознаграждением, еще не есть подлинно нравственная справедливость[5] [6] [7].

    Морально-правовым основанием справедливости следует признать сформулированное Аристотелем положение о том, что справедливое по отношению к другому есть равенство. В моральном аспекте справедливость выступает как равенство в возможности быть счастливыми и в обладании необходимыми для этого благами. Поэтому практически любая концепция справедливости, как прошлого, так и настоящего исходит из основополагающих одинаково доступных всем индивидам ценностей. А всякая социальная практика справедливости предполагает некий, каждый раз исторически конкретный набор материальных и духовных благ, к которым все граждане должны иметь равный доступ.

    Таково равенство всех перед законами, или гражданская равноправность. Хотя идея справедливости выражает чисто нравственное требование (в Евангелии сказано: «И так во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Матф. VII, 12), и, следовательно, принадлежит к этической области, тогда как право относится к сфере юридических отношений, однако между ними существует тесная связь: если организация разумных общественных отношений невозможна без правовых норм и законов, то она столь же немыслима без нравственной сферы.

    Справедливость — это не закон природы, который абсолютен, она относительна, точнее, ее вообще нет, но она должна быть уже хотя бы потому, что без надежды на нее муторно на душе и чего-то не хватает.

    Как было ранее показано, справедли- [27] [28]

    вость является одним из фундаментальных понятий, над которыми размышляли многие философы, начиная с античности и вплоть до современности. О тесном единстве понятий справедливости и права не раз отмечал, например, голландский юрист и политик Нового времени Гуго Гроций. В трактате «О праве войны и мира» (1625) он, в частности, писал: право означает то, что справедливо, то, что не противоречит справедливости.

    В таком ключе же высказывался и Гельвеций. Сводя справедливость к правовому феномену, имеющему государственно-законодательное происхождение, он утверждал, что справедливость предполагает установленные законы. По Гегелю, право, правовые обязанности должны соединяться «со стремлением поступать справедливо ради справедливости».

    Таково равенство всех перед законами, или гражданская рав­ноправность. Хотя идея справедливости выражает чисто нравственное требование (в Евангелии сказано: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Матф. 7, 12) и, следовательно, принадлежит к этической области, тогда как право от­носится к сфере юридических отношений, однако между ними суще­ствует тесная связь: если организация разумных общественных отно­шений невозможна без правовых норм и законов, то она столь же немыслима без нравственной сферы.

    Мудрость и мужество власти, способной осуществить торжество социальной справедливости как правовой ценности и нравственно­го императива, власти, которая с достоинством и спокойствием может устранить все шаткое и создать состояние прочной уверен­ности и подлинное здоровье общества, — вот что является душой истинной демократии.

    И если механизм отправления правосудия не достиг или не способен достичь справедливости, то судебное решение может быть исправлено своего рода «моральным судом». Понимая необходимость такого допущения, способного обеспечить право справедливости при отправлении правосудия, демократические государства с представительной системой правления предоставляют исполнительным органам право помилования или смягчения наказания.

    Следует отметить, что справедливость является оценочной категорией. То, что представляется справедливостью для одних, порой оборачивается несправедливостью для других. Принципы справедливости, которые были бы универсальными и устраивали абсолютно всех, сформулировать, а тем более внедрить в жизнь общества, достаточно сложно. Потому понятие справедливости всегда связано с определенным историческим и культурным контекстом.



    Leave a Reply

    Your email address will not be published. Required fields are marked *